Я ДУМАЮ О ТЕБЕ / МАША ЕГОРОВА

11 ноября в пространстве LOBBY открывается персональная выставка художницы Маши Егоровой. На ней будет представлена серия керамических объектов: вазы, плоские блюда и тактильные формы. Часть работ выставляется на постаментах художника Саши Посох, которые станут продолжением экспозиции.

Выставка будет работать с 11 ноября по 1 декабря.
Время работы: 12:00 до 22:00
Адрес: Варварка, 4

ФОТОГРАФИИ ЭКСПОЗИЦИИ: ИВАН ЕРОФЕЕВ

Любой предмет, которого касалось тело любимого, становится частью этого тела, и влюбленный субъект страстно к нему привязывается.
— Ролан Барт ‘Фрагменты любовной речи’

Ваза — одна из важнейших форм. Это сосуд, вместилище для хранения; открытое для глаз пространство с одной стороны и внутреннее, скрытое от посторонних. Ваза, до краев наполненная нектаром. Ваза как символ вечной гармонии, и укрывающий сосуд для всех созвездий. Набрать воды для омовения рук перед молитвой, обрядом венчания. Это то, что заключает в себе начало. Символ сердца, оживляющей силы природы, чистоты. Вазы Маши хранятся в дачном саду — в месте тайн. Сад, как воспоминание, которое не меркнет, потому что бесконечно проживается заново.

Одно из главных воспоминаний — влюбленность. Расщепление собранного до этого сознания; момент, когда не узнаешь себя, потому что прежнего не существует — любовь переворачивает все пространство. Это слияние с другим, желание. Любовное восхищение — это какой-то гипноз: я очарован образом. Здесь этот образ обретает форму — до него можно дотронуться, его хочется изучать, касаться снова, двигать, поднимать и ощущать вес.

Работы Маши — противоположность классическому представлению о керамике как гончарном производстве. Округлость, мягкость, уплотнения и сужения, утончения и наслоения — тут нет места строгой форме и предсказуемости. Абсолютно глянцевая глазурь, как совсем влажная свежая форма, в которой отражается пространство вокруг; к ней хочется прикоснуться, стоит подойти ближе.

Маша не просто признает функциональность своих объектов, они словно сами провозглашают, что кажущаяся простой бытовая форма выше каких-либо строгих разграничений на утилитарное и искусство, концепцию и наслаждение, частное и публичное. Через такую плавность и тягучесть Маша создает поэтическое пространство, в котором зритель может в свободном движении прерываться и возвращаться, всматриваться в объекты или проваливаться в собственные воспоминания.