ВЕРЕЯ – САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ГОРОД

вернисаж

ФОТОГРАФ: ИВАН ЕРОФЕЕВ

СВЕТОДИЗАЙНЕР: МАРИЯ КРИКУН

17 August, 2020

ВЕРНИСАЖ – рубрика, в которой мы показываем выставки, которые нам кажутся интересными. Открытие первого арт-проекта Игоря Андреева 'Верея – самый маленький город' в новом пространстве 'У Марии' произошло прямо в квартире, где и живет сама Маша Комарова, основательница галереи.
Мы поговорили с Машей и Игорем о снобизме арт-тусовки и бунте против системы, синдроме самозванца и монтаже первой выставки.

СФЕРА ИСКУССТВА – ФЭШН – СФЕРА ИСКУССТВА
МАША: Я на самом деле изначально из сферы искусства. Моя первая работа – пиарщица в ММОМА, потом я была менеджером выставок в галерее Андрея Бартенева 'ЗДЕСЬ на Таганке', по пути курировала пару выставок, ходила на лекции в 'Свободные мастерские' и в 'Гараж' и даже как-то выставлялась там в рамках проекта do it. И, когда я занялась журналистикой, я сначала была редактором выставок в TimeOut (когда он был еще норм), и потом стала редактором культуры в Numéro – писала там про искусство и театр.
Потом я то ли переучилась, то ли перечитала философии, то ли пересмотрела концептуального искусства, но меня стало воротить от совриска, его любви к гиперрационализации, осмыслению всего и вся и постоянным отсылкам к философам (если честно, экспликации к выставкам мне до сих пор напоминают эссе для ЕГЭ: написаны по таким же шаблонам и с использованием обязательных слов 'художник поднимает проблему../как говорил Бодрияр../поиск идентичности в дискурсе../ постколониализм' и т.п. Короче, меня стало воротить от искусства, я года на два вообще перестала ходить в музеи. А в 2019 стала часто летать в Лондон и там на выставке Олафура Элиассона оттаяла – такой он был яркий, веселый, про эмоции, а не размышления. Тогда я поняла, что мне близок именно такой арт. Который про экспириенс и красоту, а не про осмысление проблем мироздания.

ИГОРЬ: Я работал главным редактором Numéro, а сейчас работаю стилистом, но мне надоело загонять себя в рамки: стилист, фотограф, дизайнер. Мне нравится английское всеобъемлющее слово artist.
Рисовал я еще, когда учился в финансовом колледже: у меня сохранились альбомы с того времени. После окончания учебы началась работа со съемками и таскание пакетов – времени на рисование не было. А потом мы со всей командой покинули Numéro: у меня внезапно появилось время, и мне еще как-то удалось заработать денег. В общем, я месяца три мог сидеть дома, заниматься тем, что мне интересно – и я снова начал рисовать. Мне нравится, что в живописи все зависит только от тебя. А чтобы сделать красивую съемку, нужны и фотограф, и модель, и локация, и свет, и еще куча всего – многое может пойти не как задумано.

  • ИГОРЬ: Центральный объект – Логово. Это верейская вариация на тему уединения, идеального пространства и лежбища для отдыха. И фантазии на тему домиков, которые строят дети: я, например, строил домики из диванных подушек.
    ИГОРЬ: Центральный объект – Логово. Это верейская вариация на тему уединения, идеального пространства и лежбища для отдыха. И фантазии на тему домиков, которые строят дети: я, например, строил домики из диванных подушек.

МАША: Эта картина, тройной автопортрет, нравится практически всем, но Игорь говорит, что для него она довольно простая. Шторы из квартиры художника. На одной нарисован полководец на фоне птицы, который призывает к действию и указывает на соседнюю штору, а там взрыв цветов – путь в нечто сказочное.

ИСКУССТВО/МОДА
МАША: Когда я работала в Numéro, сильно зафанатела от моды. Мы делали много съемок, и я подружилась с фэшн-фотографами. Все они рассказывали о том, как художники и другие ребята из современного искусства постоянно унижают их работы: вы, мол, снимаете в журналы, это коммерция, недоискусство. При этом те же самые художники делали фотопроекты, сравнимые по глубине ресерча и сложности продакшена со съемками фэшн-фотографов – но все равно свысока обзывали их работы не-искусством. Меня этот снобизм арт-тусовки дико бесил и бесит. Такое ощущение, что многим на входе в Школу Родченко, или куда там, выдают методички 'Как быть Настоящим Современным Художником', где записан свод заповедей. Если их не соблюдаешь, не имеешь права называться художником. Я считаю, что это бред, и не понимаю, почему какая-то горстка людей считает себя вправе решать, что искусство, а что нет.

Галерея – это такой бунт против системы. Ребятам из фэшн надо где-то показывать свои работы, другие ребята из фэшн хотят их смотреть. Я решила сделать как раз такую площадку, где не будет дурацких правил (точнее, будут свои).

Если говорить о более общих вещах – мода и искусство влияют друг на друга и постоянно пересекаются. Взять хотя бы коллаборации Рафа Симонса со Стерлингом Руби, взаимную любовь Канье Уэста и Джеймса Таррелла, коллабы Dior и Джуди Чикаго и так далее, и так далее.

  • МАША: Здесь видно, как мы подошли к дизайну экспозиции. Нам некуда было спрятать провода – мы просто раскидали их по полу, решив, что раз у нас выставка частично про сказочный лес, то это будут корни деревьев. Светильники, как лианы, свисающие с потолка – это обвязанные лампы.
    МАША: Здесь видно, как мы подошли к дизайну экспозиции. Нам некуда было спрятать провода – мы просто раскидали их по полу, решив, что раз у нас выставка частично про сказочный лес, то это будут корни деревьев. Светильники, как лианы, свисающие с потолка – это обвязанные лампы.
  • ИГОРЬ: Здесь эта работа еще в незаконченном виде. Ваня Ерофеев пришел снимать экспозицию в 11 утра, а открытие было назначено на 7 вечера. За 8 часов с этим полотном (и с другими полотнами, которые висели на печи, если быть честными) произошли серьезные изменения.
    ИГОРЬ: Здесь эта работа еще в незаконченном виде. Ваня Ерофеев пришел снимать экспозицию в 11 утра, а открытие было назначено на 7 вечера. За 8 часов с этим полотном (и с другими полотнами, которые висели на печи, если быть честными) произошли серьезные изменения.

КВАРТИРА
МАША: Мне очень давно нравился дизайнер этой квартиры Гарри Нуриев, я хотела с ним познакомиться, и в прошлом году, чтобы это провернуть, предложила берлинскому модному журналу 032с сделать с ним интервью. Немцы согласились – мы с Гарри отлично поболтали, зафоловили друг друга в инстаграме и начали немножко общаться. Параллельно я думала о том, чего я хочу от своей жизни, и решила, что хочу жить в квартире с дизайном Гарри Нуриева. Мне казалось, что воплощение этого плана займет лет пять: пока я накоплю на квартиру, сделаю ремонт.. На тот момент Гарри в Москве сделал только одну квартиру Ксении Чилингаровой, и шансов, что появятся другие, не было.

На несколько месяцев я забыла обо всей этой истории, а потом мне прилетел оффер на еще одну постоянную работу, а на следующий день Гарри запостил в сторис, что сделал в Москве квартиру специально под сдачу. Я решила, что это знак судьбы (тем более зарплата на новой работе совпадала со стоимостью квартиры) и сняла ее.
Это квартира с бетонными стенами и потолком, тут всего три предмета мебели, которые можно развинтить и вынести: при желании получается почти стерильное пространство.

ЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО – ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО
МАША: Раньше я стрессовала, когда у меня дома было много незнакомых людей, но сейчас это прошло – в конце концов, мы звали на выставку только тех, кто нам приятен. Но у меня все равно было странное чувство на открытии – я ощущала какой-то паралич. Мне кажется, я не очень умею принимать похвалу. Ко мне столько людей подходили и говорили, что им все нравится, и что проект очень крутой, а мне было дико стыдно и почему-то казалось, что я их на***ваю. Может, это синдром самозванца?

ПРИЧИНА ОТКРЫТИЯ ГАЛЕРЕИ
ИГОРЬ: Многим нашим друзьям негде заявить о себе, как о художниках, потому что они официально или стилисты, или фотографы. А тут мы даем пространство, где они могут транслировать свои идеи.

НАЗВАНИЕ
МАША: Оно появилось само собой. Это и про любовь к эстетике 90-х, и про печенье. Наш лого – печенька 'Мария'. Это было любимое кондитерское изделие моей бабушки, так что в названии еще и воспоминании о детстве.

ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА / ВЕРЕЯ
ИГОРЬ: Нам было очень комфортно работать друг с другом в Numéro, мы вдвоем безумные. Когда мы оттуда ушли, долго думали, что можно дальше делать вдвоем, чтобы получать от этого удовольствие. Выставка была логичным шагом.
Плюс это комфортный формат работы – мы за то, чтобы всегда от работы получать удовольствие, без всякого бреда, который часто идет от издателей, коммерческого отдела, всех людей, которые говорят 'так нельзя'. Мы как раз говорим: 'Можно все'. И даже наша любимая фраза на монтаже была: 'Делай, что хочешь'.

  • ‘Поиск персонажа’
    ‘Поиск персонажа’
  • Это ‘Путешествие Китика в подводный мир’. Китик – центральный герой вселенной Вереи, его рождение было показано на картине ‘Поиск персонажа’. Здесь Китик со своими друзьями погружается под воду, чтобы исследовать морское дно.
    Это ‘Путешествие Китика в подводный мир’. Китик – центральный герой вселенной Вереи, его рождение было показано на картине ‘Поиск персонажа’. Здесь Китик со своими друзьями погружается под воду, чтобы исследовать морское дно.
  • ИГОРЬ: Это ‘Древо жизни’ или ‘Птица Феникс’. Я все время пытаюсь в каждой картине создать идеальным мир Вереи, но потом психую и делаю что-то другое. Изначально здесь я рисовал дерево бансай, в котором сидит Псайдак (внизу остались очертания горшка). В каждой клеточке был персонаж, сидящий на дереве. А потом однажды я пришел домой, психанул и все закрасил птицей, которая хочет вырваться из клетки, сгореть и восстать из пепла.
    ИГОРЬ: Это ‘Древо жизни’ или ‘Птица Феникс’. Я все время пытаюсь в каждой картине создать идеальным мир Вереи, но потом психую и делаю что-то другое. Изначально здесь я рисовал дерево бансай, в котором сидит Псайдак (внизу остались очертания горшка). В каждой клеточке был персонаж, сидящий на дереве. А потом однажды я пришел домой, психанул и все закрасил птицей, которая хочет вырваться из клетки, сгореть и восстать из пепла.

МОНТАЖ
ИГОРЬ: На монтаж мы собрали всех знакомых. Как-то я стилизовал рекламу Keddo, и там была сет-дизайнер Эля, которая сказала, что ей не хватает творчества. У меня за секунду родилась мысль: я предложил Эле и ее коллеге Кириллу участие в проекте – они согласились повесить картины, шторы, собрать шкаф, рамы для картин. За секунду через инстаграм нашлись волонтеры, которые помогали с вязанием Логова. Со светом помогала Маша Крикун*. Изначально мы просто хотели сами поехать в Леруа и купить прожектора. Но, когда ты в первый раз делаешь выставку, то понимаешь, что в каких-то вещах профан. Возникают вопросы: как вешать картины, сверлить стены, как освещать работы – конечно, тут всегда лучше делать это не самому, а советоваться с людьми, которые в теме.

*МАША КРИКУН: В освещении нужно было совместить две почти противоположные задачи: концепция выставки заключалась в ощущении 'сказочного леса' – для такого эффекта необходимо низкое освещение с использованием цветных оттенков. Одновременно моя задача была в том, чтобы показать выставляемые вещи в свете современного искусства – так появилась идея использовать рассеянный равномерный холодный свет. Нам не хотелось прибегать к стандартному потолочному освещению, и мы решили использовать оригинальные приемы, акцентировав внимание не на самих приборах, а на концепции выставки: на тканях, цветах и хаотичных запутанных формах, будто застывших в пространстве. Так появилась идея погрузить посетителя в цветной 'сказочный подъезд', направить его светом зайти в волшебный шкаф с вещами, подвисшими в воздухе и излучающими свет, пройтись по историям холстов, как по страницам сказочной книги, завершая путешествие в комнате с разноцветными тенями.

  • Эту люстру связали за пару часов, а укрепили с помощью стяжек на потолочных светильниках.
    Эту люстру связали за пару часов, а укрепили с помощью стяжек на потолочных светильниках.

КЛАССИЧЕСКИЙ ВЕРНИСАЖ?
МАША: Нет, упаси б-г! Никаких кураторских текстов и экспликаций. Мы за визуальное искусство, с которым можно сконнектиться и которое можно почувствовать без объяснений. Единственное, что делал Игорь – рассказывал на открытии сказки про персонажей на работах и их приключения. Сказки мы любим!

ВНУТРЕННИЙ МАНИФЕСТ
МАША: Мы за спонтанность, легкость и удовольствие в процессе. Наше кредо: 'никакой жопорваки', жопорвака и мучения – отстой. Ну, и когда мы выбираем будущие проекты для галереи – в первую очередь, это должно быть искусство, которое дает непосредственные ощутимые и без экспликаций, эмоции от общения с ним.
ИГОРЬ: Мы стараемся все делать интуитивно.

  • ИГОРЬ: Это ‘Сотворение мира’. Трахающиеся динозавры, застывшие в своем семени (или льде).
    ИГОРЬ: Это ‘Сотворение мира’. Трахающиеся динозавры, застывшие в своем семени (или льде).

ПЛАНЫ
МАША: Раз уж я назвалась галеристкой, и мы планируем следующие проекты – придется углубиться с сферу искусства. Осенью мы покажем проект фотографа Эмми Америки – и это будут не фотографии. Потом – перформанс одного медийного лица (тайна-загадка). Думаем делать проекты раз в 2 месяца.

ВДОХНОВЕНИЕ
МАША: Меня вдохновляет Игорь.
ИГОРЬ: Меня вдохновляют Китик, Долгорукий, Вжух, Мнум, Жираблем. Еще ядовитые цвета, смешанные рандомно друг с другом. Еще сказки и русский лес.

СОВЕТ
МАША: Кажется, советы со мной не работают. В сложные моменты я стараюсь сделать для себя что-нибудь приятное. Например, когда я уставала на монтаже, могла выйти прокатиться на велике, выпить имунный шот или помедитировать.
ИГОРЬ: Я говорю себе 'все будет хорошо' и напоминаю, что главное – благодарить Вселенную.

ЗАЧЕМ ИСКУССТВО В 2020 ГОДУ?
МАША: Чтобы было весело и приятно.
ИГОРЬ: И чтобы вдохновлять.

вернисаж

ФОТОГРАФ: ИВАН ЕРОФЕЕВ

СВЕТОДИЗАЙНЕР: МАРИЯ КРИКУН

17 August, 2020