THE BREAKFAST APP

ИНТЕРВЬЮ

ИНТЕРВЬЮ: АЛЕКСАНДР МОЗГОВОЙ

ФОТОГРАФИИ: Olga Moreira

21 April, 2021

The Breakfast – это мобильное приложение, в котором можно познакомиться с новым человеком за завтраком в легком и ни к чему не обязывающем формате. В нем собирается сообщество классных, творческих, открытых новому людей из самых разных сфер.
По нашей просьбе Александр Мозговой поговорил с основательницами The Breakfast Этери Санеблидзе и Лизой Орешкиной о том, зачем ходить на завтраки с незнакомцами, как делать мультикультурный продукт, в чем особенность его системы приглашений, и о желании создать новую внутреннюю атмосферу и культуру.

слева – Лиза Орешкина, справа – Этери Санеблидзе

Лиза и Этери, привет! Расскажите немного о себе и о том, как появилась идея приложения?
Этери: Любимый вопрос!
Лиза: Приложением мы занимаемся в активной фазе год, с тех пор как оно публично запустилось. Перед этим еще год мы занимались его разработкой, а сама идея пришла в голову в 2018 году.
Э: Можно сказать, что идее The Breakfast в том виде, в каком он существует сегодня, три года. На вопрос, как мы его придумали, всегда сложно отвечать, так как хоть и был некий момент, когда все сложилось в единую концепцию, мы шли к нему годами, через свой опыт и другие проекты.
Л: Мне кажется, тут важно уточнить: у нас опыт не совсем обычный – ни Этери, ни я никогда особо нигде не работали. Этери – такой самопроизвольный предприниматель.
Э: Да, я стала предпринимателем до того, как этим словом себя кто-то называл. Я делаю различные проекты с 22 лет, и Брекфаст – пятый по счету.  
Л: А я всегда работала дизайнером: ззанималась цифровыми продуктами, сайтами и приложениями. Я взаимодействовала с большим количеством разных стартапов, мне нравилось продумывать новую идею и то, как ее можно собрать в продукт и запустить. Параллельно возникали собственные штуки, которые мне было интересно воплощать в жизнь – потому что была команда и понимание, как это делается. В итоге, с одним из таких проектов я поехала в лиссабонский акселератор и так вышло, что него же попала и Этери с ее проектом.
Э: В общем, мы встретились в такой стартаперской среде в 2015 году. 
Л: С учетом того, что мы не адепты данной среды. 


Э: И данной терминологии, да и вообще всей вот этой MVP истории. Я верю, что проекты надо делать тогда, когда ты понимаешь, зачем ты делаешь, для кого ты это делаешь. Понятно, что в процессе работы какие-то вещи ты дорабатываешь, но на самом деле ты делаешь, потому что не можешь не делать. Веришь в идею, понимаешь зачем это нужно в мире.
Л: У нас творческий подход к проекту, ведь самая интересная жизнь – совмещать то, что тебя вдохновляет, и найти способ, чтобы это тебя кормило. Нам больше всего интересны такие люди, Брекфаст нацелен именно на эту аудиторию, и в мире ее постепенно становится все больше и больше. Благодаря развитию технологий, у людей появляется возможность делать страннейшие штуковины, жить и кайфовать. Это прекрасно!

Э: Согласна. У меня еще есть теория, что если ты делаешь что-то, чтобы просто попробовать, то это классные, но небольшие истории. А большое и настоящее получается, когда в это веришь и при столкновении с трудностями не отворачиваешься, не убегаешь, а понимаешь: 'окей, я могу это пройти, я понимаю, зачем я это делаю'. Сейчас время концепции MVP: ты запускаешь одну штуку, чтобы проверить какую-то другую штуку; люди в нее играют, не всегда понимая, зачем. А ведь нужно несколько раз провернуть, попробовать, ошибиться. И если ты фундаментально понимаешь суть своего проекта, то всегда найдешь путь его реализовать. Я верю в это.

Здесь вспоминается излюбленное выражение Бродского: 'Главное – величие замысла'. Следующий вопрос простой, но мне очень интересно узнать: почему именно завтрак?
Э: Тут надо откатиться назад и понять, как можно было встретиться с новыми людьми до The Breakfast. Понятно, что есть хобби и кружки по интересам, друзья, ивенты и прочее, но если мы говорим о социальных приложениях, то обычно они сводятся к дейтингу.
Л: Или к профессиональныме встречам. Так или иначе, все знакомства – целевые, и это нас смущало.
Э: Помимо этого, у них есть некая привязка: если свидание – это вечер, если деловая встреча – ланч. Завтрак лишен этой коннотации – и деловой, и романтической. Как будто теперь это единственное время, когда с человеком можно встретиться и просто поболтать, не ожидая, что он просканирует тебя на роль будущего мужа или коллеги.
Л: Кроме того, мне и Этери всегда нравилось завтракать где-то. Заведения развивают этот формат: открываются раньше, придумывают разные завтраки, заморачиваются с кофе. И мы просто стали звать людей в разных городах, с которыми нам хотелось познакомиться. Это всегда было классно – никто не отказывался, это приятное начало дня, когда быстрое, когда медленное – все зависело от человека и его графика. Мы решили, что это офигенный опыт, главным образом эмоциональный, которым хотелось бы делиться. 

То есть у вас был собственный опыт, которые вы решили интегрировать в больший масштаб. 
Э: Совершенно верно. Проблема большинства приложений в том, что все знакомство заканчивается перепиской и бесконечными чатами, а до оффлайн встреч часто и не доходит. Мы же хотели, чтобы люди встречались оффлайн, но должно было быть что-то, что бы их объединяло и, приводило к реальному общению. Кажется, Брекфаст – идеальная история для этого.
Л: Я думаю, тут классно все сошлось: с одной стороны, у нас был свой опыт, с другой – легкий, ни к чему не обязывающий формат, а с третьей – всем понятная история про общение. И мы действительно гордимся, что у нас люди очень быстро договариваются – все сразу идет к завтраку, так как изначально есть подсказка, что нужно делать.
Э: Не нужно тратить время на переписку, сам формат помогает ускорить этот процесс: ты можешь схватить кофе и через 30 минут уже убежать, а бывает, что люди по 4-6 часов сидят, беседуют и не могут остановиться.

Что касается формата, насколько я знаю, приложение – глобальное. Расскажите, какого это – запускать интернациональный проект, да и к тому же в ковидную эпоху. 
Э: Надо сказать, что у нас с самого начала была такая задача, поэтому приложение было на английском языке. Мы понимали, что работаем на глобальную аудиторию. Но ковид внес свои коррективы, мы не могли в полную силу запускать города – они закрывались в шахматном порядке. На сегодняшний день можно организовать встречу в 13 городах. Но это не значит, что мы супер известны. Мы просто понимаем, что если в одной локации есть запрос от 10, 20 или 100 человек, то мы уже можем дать им возможность встречаться друг с другом.
Л: Конечно, еще сыграло роль, что мы обе в разное время жили в Америке, этот международный опыт в биографии и помог. Наша цель – глобальное приложение, но из-за пандемии мы сфокусировались на Москве. При этом мы не особо сомневаемся в идее с точки зрения западного мира, потому что проверяли как оффлайн завтраки, так и онлайн версию, и видели реакцию и американских пользователей, и европейских. Просто в сложившихся обстоятельствах было принято решение сфокусироваться на развитии технологии с пользователями в Москве. Это точно пошло нам на пользу. Продукт изменился, пришло много замечательных людей, и постепенно все это начинает работать так, как мы запланировали.
Э: Я бы не хотела, чтобы это звучало, как хвастовство, но мы хорошо понимаем, как устроена культура в той же Америке. У нас нет жесткого разделения: есть наше, а есть западное. Нам легко говорить на языке, который будет понятен везде, поэтому у нас нет сомнения: а стоит ли, а поймут ли. Мы знали, что делаем мультикультурный продукт, потому что мы решаем базовую потребность человека в социализации. The Breakfast – это штука, которая нужна всему человечеству, как бы глобально это ни звучало.

Мне кажется, что это вещь, играющая наперед. Когда-то пандемия закончится, и людям придется заново учиться этой базовой социализации. Тут, как раз, им на помощь и придет The Breakfast. 
Л: Когда Москва была закрыта на жесткий карантин, у нас был опыт пары месяцев онлайн завтраков. Это было классно, люди созванивались из разных уголков земного шара. Я часто говорю, что у нас вместе завтракали Сидней и Люберцы, правда я не уверена, что это были именно Люберцы.

Удивительное время, жизнь общества изменилась по щелчку. Опасно, конечно, загадывать, но я все же спрошу: какие у вас планы, надежды, и вообще, что будет дальше с приложением и с человечеством в целом? 
Э: С Брекфастом, я думаю, все будет классно. В пандемическое время не все переосмыслили происходящее, и много людей, наоборот, уходят в онлайн. Возможно, это связано с отсутствием других возможностей. Мы понимаем, что виртуализация жизни дает возможности, но в то же время уровень депрессии и неудовлетворенности у людей увеличиваются. Здорово, что у человека вместе с нашим приложением будет возможность выходить за рамки этой виртуальной жизни. А про человечество в целом – у меня есть страх виртуализации. Мне кажется, мир разделится на людей, которые глубже уйдут в онлайн, и людей, которые больше начнут ценить человеческие контакты. Думаю, что глобально все движется к этим двум тенденциям. И кажется, что все касающееся человеческих контактов всегда будет дороже. Это грустно, ведь тогда у меньшего количества людей будет возможность получать эти контакты. Я, безусловно, оптимист, но..
Л:  Это уже происходит по чуть-чуть. Достаточно вспомнить бесконечно количество автоответчиков, когда ты звонишь в службу поддержки какой-нибудь айти-компании. Я думаю, одна из проблем, в том числе психологических, будет вызвана чувством отчаянья, когда ты попадаешь в мир без человека, где твою уникальную проблему не могут услышать. Но тут я побуду оптимистом – мне кажется, есть еще параллельная ветка, в которой люди имеют возможность найти свой комфорт. Стремятся к тому, чтобы лучше понять и почувствовать свои эмоции – это как раз то, ради чего мы делаем Брекфаст. В целом для счастливой жизни нужно иметь только здоровую психику и хороших людей вокруг. Все, что касается психического здоровья, развивается своим чередом, а социальной частью занимаемся мы, и пока никто, как мы, этого не делает. Обычно все сводится к инженерному решению проблемы, а мы строим штуку про человеческий подход и человеческие отношения. Поэтому и называемся human app. Не даром же Абрахам Маслоу говорил: 'Беседа с хорошим человеком терапевтична'. И это правда. Наша биология тесно связана с тем, что нам нужны другие люди. Из-за современной автоматизации эмоционально мы очень недокормлены, и этот недостаток нужно балансировать.
Э: Если рассмотреть другие технологии, то часто это некая форма сублимации, люди заменяют реальную жизнь виртуальной. Они проживают жизнь тех людей, на которых они подписаны, на кого они смотрят. Безусловно, встреча с новыми людьми наполнена страхами, но самый кайф, когда ты их преодолеваешь. Это большой пласт культуры общения.
Л: Это интересная штука: сейчас такое время, когда люди ищут комфорта, выстраивают границы и дистанцию. Если всегда чувствовать себя защищенным, то это прямая дорога к одиночеству. Иногда нужно делать обратное, сказать: 'вот я, возможно, я не идеальный, но я с этим окей, а ты?' Это рискованная стратегия, но результат стоит того. Ты обретаешь свободу и отношения, начинаешь чувствовать что-то близкое к счастью, ощущение, что тебя ценят по-настоящему. Суть в том, что для многих чем дальше, тем сложнее становится искреннее взаимодействие с людьми, это беда.
Э: Мне хотелось бы продолжить твою мысль. Я думаю, что эта уязвимость – следствие в том числе одиночества. У тебя нет своей банды, окружения, с которым ты взаимодействуешь. И ты боишься быть использованным и отверженным.
Л: Но отвержение тебя отправляет к другому, тому, кто тебя уже не отвергнет.

Что касается безопасности, в приложение можно попасть только по приглашению, расскажите немного о том, как раздаются эти приглашения, и как люди их могут получить. 
Э: Мы придумали систему приглашений не для того, чтобы продемонстрировать какую-то кастовость или элитарность. Это было сделано, чтобы в приложение попадали люди, которым это действительно интересно. Поэтому мы каждого просим представиться – это главное требование, когда ты приходишь в Брекфаст. Просто рассказать о себе. Это оказалось довольно сложной задачей: у людей уже есть некие паттерны поведения в соцсетях, а наша система оказалась чем-то новым. Ты приходишь и попадаешь в комфортную среду, и чтобы она оставалось такой, важно, чтобы все выражали уважение друг к другу. Мы просим соблюдать некоторые правила: например, в профиле может быть только одна фотография, но мы просим, чтобы на этой фотографии было именно лицо. Мы же знакомим людей друг с другом, чтобы они ходили завтракать, а не коллекционировали чаты. Если говорить в общем, то в приложение можно попасть двумя способами: получить инвайт от человека, который уже внутри, или же заполнить заявку в листе ожидания.
Л: Люди привыкли к тому, что главная цель любого приложения присосаться к тебе и делать все, чтобы ты проводил в нем больше времени. Мы понимаем, что это не то, как работают реальные отношения. Нам нужны не виртуальные сущности, а чтобы люди ходили на завтраки, потому что им от этого хорошо. Это опыт и ощущение, что ты узнал что-то новое и прожил этот день, как минимум, по-другому.  Взаимодействие с другим человеком – это не только веер возможностей, но и разнообразные эмоции. Нам приходится немного переучивать людей воспринимать наше приложение. И большая задача – создать внутреннюю атмосферу и культуру, в которой все сделано по-человечески.

ИНТЕРВЬЮ

ИНТЕРВЬЮ: АЛЕКСАНДР МОЗГОВОЙ

ФОТОГРАФИИ: Olga Moreira

21 April, 2021