ФЕДОРА АКИМОВА

мастерская

28 December, 2020

Когда у художника есть свое пространство, чтобы создавать новые крутые произведения – это большая радость и место притяжения для таких не-художников, как мы.
Федора Акимова – о главных аспектах в работе художника, новых темах для понимания современного мира и манифесте, как о длинном списке вопросов.

О СВОЕМ СТАНОВЛЕНИИ
C детства я постоянно рисовала, поэтому, когда меня в семь лет отдали в детскую художественную школу, не особо сопротивлялась. До 21 года писала только акварелью и изучала печатную графику в Киеве (где, собственно, и родилась). Киев – очень эмоциональный город, такие противоречивые вещи, как любовь к классическому искусству и впечатления от коллекции современного искусства с мировыми именами в Pinchuk Art Center, могли без противоречий уживаться в голове.
В 2011 году я переехала в Петербург, где училась на театрального художника в Академии Художеств им.Репина (и даже какое-то время работала в театрах). Я и сейчас хотела бы изменить сферу деятельности, заниматься театром, но пока что меня затянуло в другие области – живопись и объект.

Меня всегда вдохновляли более общие темы, нежели социальные или политические, которые для меня важны, но редко перетекают в то, что я делаю. Когда я начала писать пейзажи, это были в основном вопросы экзистенциального толка, как принятие смерти или тема сознания. Постепенно они просто отошли на задний план, и сейчас мне интересны эволюция, антропология/археология, выживание человечества как вида в сложившихся экологических и социальных условиях.

На творческий процесс больше всего влияет жизнь во всех ее проявлениях: собственный жизненный опыт, люди, путешествия, чтение новостей за завтраком, игра с ребенком.

ВЫБОР ТЕМЫ
Если тема мне интересна, я сразу же пропускаю ее через себя и иногда удивляюсь, как она всплывает в той или иной работе. То есть я заранее не артикулирую проблематику, того что делаю – это интуитивный процесс, который идет сначала 'через руки'. К тому же, я не тот тип художника, который может сегодняшние проблемы напрямую выражать в своих работах. Я очень эмоционально переживаю какие-то политические и остро-социальные темы, но непосредственно в работах это не отображается.
Например, чрезмерное потребление и постоянное производство новых и новых вещей, как и в целом вопросы экологии, меня угнетают. Я уже давно не приобретаю в магазинах ни одежду, ни технику, ни какие-то предметы быта – почти все покупаю на Авито, мне так самой спокойнее. Иногда вещь лежит у меня долго, я могу не обращать внимания на нее, но неожиданно она может 'уйти' в объект. Так было с советским праздничным хрусталем. Мы начали снимать квартиру, которая была заполнена старыми ненужными предметами 80-х годов. И там был этот хрусталь. В итоге появилась серия объектов 'Татьяна', где дно посудин/предметов отсутствует и затянуто тюлем с вышивкой.

ПЛАНЫ НА 2021
Последний год меня все больше волнуют камерные объекты, своеобразная архитектура малых форм. Возможно, потому что это возможность отдохнуть от больших пейзажей, которые я пишу. К тому же, в течение шести лет учебы в Академии, помимо самых разных дисциплин, я делала театральные макеты: своеобразный микро-мир со своими пропорциями, цветом и архитектурой. Самым неожиданным образом это сейчас проявляется в серии моих объектах Антиантроп.
Обычно они постепенно собираются из случайных вещей (это могут быть игрушки, деревянная посуда, рамы, что угодно), которые потом собираются в цельную псевдо-архитектурную форму.

В планах на 2021 реализовать два выставочных проекта, которые были перенесены из-за недавнего запрета на выставочную деятельность галерей и музеев. Хотя планов я особо никогда не строю, есть вектор в профессиональной деятельности, и я всегда открыта к предложениям в этой сфере. Я думаю, что с началом пандемии наши планы будет точнее называть желаниями, есть неуверенность в завтрашнем дне и понимание, что мы более, чем раньше, зависим от внешних факторов. В планах на лето 2020 было двухмесячное путешествие за границу, теперь оно в виде желания ждет 2021-го или другого года.

АНТРОПОЛОГИЯ И ФИЛОСОФИЯ
Примерно в 23 года я резко перестала читать книги: они забирали почти все мое время, и, казалось, заменили реальную жизнь. Поэтому я не читаю книг, и за лет десять я физически читала только театральные пьесы (в связи с работой/учебой), а в остальном перешла на аудио. Последние несколько месяцев подсела на лекции по антропологии Станислава Дробышевского, а также другие лекции на ютубе по палеонтологии, археологии и пр. Около четырех лет назад открыла для себя лекции Дмитрия Хаустова по современной философии, а его последний цикл из восьми аудио-записей 'Темные теории' – самое важное, что скрасило мой карантин весной.

ГОРОД И ПРИРОДА
После десяти лет жизни в каменном Петербурге место, где я живу сейчас, для меня самое лучшее в Москве – возле Измайловского лесопарка: из окна бескрайний лес, а через 40 минут ты уже в центре. Обычно не выезжаю из своего микрорайона неделями. Я человек малоподвижный, хотя уже четыре раза успела сменить город постоянного проживания.

МАСТЕРСКАЯ
Я работаю в проходной комнате в квартире, которую мы снимаем для жизни. Мне нравится, что в квартире нет ремонта и можно не бояться что-то испортить. И всегда можно заняться домашними делами, если рабочий процесс плохо идет: смена деятельности – лучший отдых. Я люблю советские спальные районы. Считаю что малоэтажность и огромные расстояния между домами с зелеными дворами – это теперь уже своеобразная роскошь.

Все готовые работы хранятся в другом месте, поэтому у меня нет проблем с загроможденностью дома. Я очень люблю минимум вещей и простоту, тогда и зона отдыха может быть везде. Для меня важен не размер пространства, а то, насколько оно свободно от вещей.
То же я могу сказать и о готовых работах – если бы они все хранились там же, где я работаю, то 'давили' бы своим присутствием. Место, где хранятся готовые произведения, находится недалеко, туда я приглашаю всех, кто хочет посмотреть работы.

РАБОЧИЙ ПРОЦЕСС
Главное в работе – правильно расставить приоритеты, так как время всегда в дефиците. Поэтому, когда оно у меня есть, я уже знаю, что буду делать. Задумок всегда больше, чем возможностей их воплотить, поэтому происходит своеобразный 'натуральный отбор' идей уже на стадии мысли. Еще я никогда не полагаюсь на вдохновение, так как самые интересные идеи приходят, когда просто делаешь запланированное. То есть начинаешь делать и 'через руки' приходят идеи и понимание, как дальше вести работу.

УСТАНОВКИ И МАНИФЕСТ
Я не очень верю, что искусство может что-то глобально изменить, цивилизация слишком запуталась. Но так как я ничего больше не умею делать так хорошо, то просто транслирую через свои работы идеи, которые мне кажутся важными. Театр, в отличии от инсталляции или живописи, может влиять на большее количество людей и возможно что-то донести, как и кино.
Манифеста у меня нет и скорее всего не будет в ближайшем будущем – то, что я делаю, это прежде всего эксперимент и вопрошание. Если бы мне пришлось писать манифест, то он бы состоял просто из очень длинного списка вопросов. Ответы на которые я не могу дать.

ВДОХНОВЕНИЕ
Я считаю, что понятие вдохновения преувеличено. Или у меня такой темперамент, в котором вдохновение растворяется в более длительном промежутке времени. А у экспрессивного художника наступление вдохновения может быть действительно выражено более явно и рывками.

САМЫЕ ДОРОГИЕ СЕРДЦУ РАБОТЫ
Две работы из серии Маша.Приручение, которая была на cosmoscow в 2018 году. Это очень маленькие портреты животных, написанные на натянутом на пяльцы холсте. В них есть что-то от ликов икон, как будто изображение само проявилось на поверхности холста. Случайно получились.

ЗАЧЕМ ИСКУССТВО В 2020 ГОДУ?
Затем, зачем и в 1939-1945 гг.
2020 год – пока что не самое худшее, что случалось за историю человечества.

мастерская

28 December, 2020