MODERN MANNERS: NASTYA LANDER ON MUTUAL RESPECT AND DECENCY

OPINION

TEXT: NASTYA LADNER

25 January, 2022

There is a certain amount of hostility and lack of trust on the Moscow art scene, exhibited both within the unofficial circle, and towards outsiders. We still encounter many who judge people by their looks, ignore non-intrusive communication requests from strangers, and are sometimes just plain disrespectful. As Nastya Lander argues, this is not the way to behave if you’re looking to put your work and your scene on the map.

Настя Ландер

В прошлом октябре как раз между двумя локдаунами в лондонской галерее, где я работаю, была выставка длиной в неделю: первая персональная выставка уже заслуженной художницы, которая за свою жизнь ни разу не выставлялась. В один из дней к нам пришла соседка моей галеристки, одетая весьма неприметно, тепло с нами поздоровалась. Она попросила не обращать на нее лишнего внимания и не приставать с расспросами и рассказами — потому что заглянула просто нас поддержать. Через полчаса она подошла к нашей рабочей стойке и сказала, что берет целых три работы — на 10 тысяч фунтов.

Профессиональный галерист прекрасно знает, что нельзя оценивать человека по одежке и по достатку: тот факт, что этот человек выглядит скромно и, как покажется на первый взгляд, не располагает большими деньгами, совершенно не означает, что он не захочет у тебя ничего купить. Соседка галеристки на наш вопрос, зачем она расстается с такой существенной суммой, сказала, что не тратила за год локдауна свои накопления, и лучше потратит их на искусство и поддержку галереи подруги.

Но мои рассуждения не про нее, а про культуру вежливости, которая по свидетельству моих друзей — большая редкость в галерейном мире Москвы. Возможно, это болезнь растущей индустрии и зарождающегося массового рынка, так же лет 25 назад в городе обстояли дела с люксом. Ты приходил в, казалось бы, не самый дорогой магазин, а тебе могли намекнуть, что ты зашел не по адресу, потому что здесь вряд ли будет что-то тебе по карману.

Работая в сфере культуры в Лондоне, я отмечаю колоссальный пласт взаимного уважения на всех этапах коммуникации. Да, наверное, если заглянуть в галерею Виктории Миро и на дурачка попросить прайслист, то можно получить вежливый и твердый отказ (признаюсь, это как раз история из моей реальной жизни), да и Джерри Гогосян регулярно выкладывает в своем Instagram мемы о том, что галерея рада представить работы молодых художников, ни одной из которых сейчас нет в наличии. Но небольшие галереи в целом куда более открыты в предоставлении любой информации о художнике и его работах. Цены ни для кого не секрет, более того, если хозяйке или хозяину галереи удастся найти свободное время, они обязательно поговорят с тобой — кто бы ты ни был. Все понимают, что твой внешний вид — не повод считать деньги у тебя в кошельке.

Amy Hughes, After Alhambra Vases, stoneware and porcelain. Courtesy of Cynthia Corbett Gallery

Моя галеристка вообще обожает разговаривать с людьми на отвлеченные темы. Откуда вы о нас узнали? О, вы живете в Нью-Йорке? А где? Бог ты мой, я прожила полжизни именно в этом районе. И всем сразу становится спокойней: даже далекие от искусства люди попадают в это поле доброжелательного диалога и чувствуют, что «галерейный мир» — пространство, частью которого быть очень приятно. Что этот мир может дать больше, чем просто картинку на стене: в нем работают приятные люди, с которыми хотелось бы продолжить общаться.

Andy Burgess, Movie Star House (2021). Courtesy of Cynthia Corbett Gallery

Что такое вежливость в светской и деловой коммуникации? Да, умение представиться, обозначить свои интересы, не бояться оставить свои данные или вежливо отказаться это сделать, умение поддержать разговор на отвлеченную тему — пресловутый small talk. И такие вещи, безусловно, не зависят от арт-среды и пригождаются не только в ней. Недавно один мой приятель, бывший главный редактор нескольких изданий, в ужасе рассказывал о панибратском письме некой девушки к нему: она была в три раза моложе и решила опустить такие скучные формальности, как приветствие и представление.

Ветер доносит до меня порой и рассказы российских художников о том, как с ними ведут себя сильные мира искусства (спойлер: не самым ласковым образом). Художник — твой хлеб, ты должен дрожать над ним и трястись. Не будет художника — чем ты будешь торговать? Снобизм тут просто опасен. Было бы здорово, чтобы взрослые люди, имеющие власть принимать решения за других, учились властвовать собой, хотя бы ради пользы дела: в арт-бизнесе выживают дилеры с самыми крепкими нервами. У художника бывают периоды прокрастинации и отчаяния, и главное правило галериста — быть терпеливым, вежливым и профессиональным. Даже в коммуникации с самым маленьким и начинающим художником, который может ничего не понимать о том, как устроен рынок. Как это устроено у нас? Если новый кандидат на работу с нами вообще ничего не понимает о том, как играть по правилам на арт-рынке, мы начинаем разговор с подробного объяснения этих правил и делаем это максимально честно и прозрачно. Например, мы всегда рассказываем устно и фиксируем документально правила предоставления скидок (ответ: мы поровну делим их между собой и художником).

Frances Priest, Vase form, Grammar Of Ornament, Byzantine No 3 Colour (2020). Courtesy of Cavaliero Finn Gallery. Photo (c) Shannon Tofts

То же самое верно и для второй стороны: в ответ на вежливость и прозрачность галериста клиенту тоже стоит проявлять вежливость. Нет ничего плохого в том, чтобы сказать, что работа, которую вам показывают, выше вашего бюджета. Такой комментарий дает возможность галеристу продолжить разговор и иногда найти оптимальный для вас вариант. Сказать, что кроме оригинала у галереи есть принты или похожие работы другого художника в том же стиле.

Всем игрокам рынка в общении друг с другом хорошо бы помнить, что многие из нас конкурируют друг с другом, но без игры сообща ничего не получится. Если не действовать вместе, не обсуждать с ярмарками справедливые и хорошие условия, не делать совместные программы, совместные инициативы, то все останутся в проигрыше. Если же делать шаги в одном направлении, то рынок будет цвести, и всем хватит места. Думаю, поэтому в Лондоне процветают многочисленные клубы и ассоциации дилеров, галеристов, кураторов, художников: именно там рождается поддержка.

В каком бы поле ни велась коммуникация, я убеждена, что самое главное в ней — это изначальная добрая воля всех участников игры. В конце концов, любой разговор и любая переписка сводятся к общечеловеческим ценностям: доброжелательности, этике и репутации. Стоит с печалью заметить, что последний институт в России полностью уничтожен. Безусловно, и на Западе случается, что галеристы выкручивают художникам руки, навязывая кабальные условия, или художник за спиной своей галереи, подписав с ней контракт об эксклюзивности отношений, начинает параллельно работать с другой. Маленькая галерея едва ли сможет позволить себе решить этот спор юридически и потратиться на адвоката, но другие участники рынка это заметят — даже организаторы ярмарок обращают внимание на такие вещи — и едва ли будут с этим художником работать в будущем. А для построения института репутации достаточно маленьких шагов, здесь легко можно начать с самого себя и крошечных, возможных сегодня жестов. Например, после выставки привести пространство в лучшее состояние, чем то, в котором оно встретило тебя.

OPINION

TEXT: NASTYA LADNER

25 January, 2022